Вы здесь

научный сотрудник
27 сентября 2019 - 09:26 Просмотров: 45

Кто и зачем проталкивает в облдуме «бакланий» законопроект

Вернусь к инициативе депутатов Семенца, Кузнецова и Алексеева по внесению большого баклана в список охотничьих видов Саратовской области. У многих возник вопрос, зачем люди, не имеющие профильного образования и совершенно не разбирающиеся в вопросах природопользования вдруг решили так облагодетельствовать область? Может быть они кровожадные маньяки? Или может быть действительно уверены в ужасной сущности баклана, пожирающего тонны рыбы и поливающего все вокруг смертоносным пометом? Или выполняют чаянья избирателей, теряющих уловы и волжские леса?

Да нет, конечно. Хочу вам напомнить, что в первую редакцию нового закона эти три аграрных богатыря собирались включить еще неких «диких собак», от которых, по их мнению, область страдает не меньше, чем от бакланов. Но оказалось, что собак нельзя, и интерес к ним быстро угас. Да и баклан десять лет не волновал депутатов, а тут вдруг неожиданно начал. Более того, к первому чтению закона у депутатов даже не было приличного обоснования их хотелок - заключения экспертов и письма из законодательных собраний соседних областей были подготовлены уже после, когда законопроект получил неожиданный отпор со стороны депутатов Ханенко и Анидалова. Но зачем столько усилий?

Тут в нашей истории появляется председатель комитета охотничьего хозяйства и рыболовства Саратовской области Игорь Потапов. Ведь именно в глубинах его комитета и созрел вышеупомянутый закон, и произошло это не позднее 2015 года. Думаете, вру? Взгляните: к охотничьим ресурсам на территории Саратовской области относятся следующие виды животных, не предусмотренные пунктом 2 части 1 статьи 11 Федерального закона:

1) млекопитающие - одичавшие собаки и кошки;

2) птицы - баклан, серая ворона.

Обратите внимание, что наши три депутата еще и гуманисты, исключили диких котиков из своего расстрельного списка.

Но зачем это Потапову? Да он сам все объясняет: ««Хотелось бы этот вопрос рассматривать глобально, с выделением каких-то средств», - подвел итог председатель комитета Игорь Потапов». Вот какой молодец.

Сейчас я вам объясню, что будет происходить после того, как депутаты в пятницу 28 сентября примут закон во втором чтении. Комитет охотничьего хозяйства начнет проводить «учеты» баклана, установит, что баклана в области 30 тысяч особей. (Ну а что? В обосновании есть материалы АНКЕТИРОВАНИЯ специалистов комитета, по которым примерно это число получается. О том, насколько можно верить этим анкетам, я расскажу как-нибудь потом.) Затем специалисты того же комитета решат, что для области нормально будет не 30 тысяч бакланов, а, скажем, 5 тысяч. Соответственно лишних необходимо будет пустить в распыл. Затем председатель комитета подаст в комитет облдумы проект программы по регулированию численности баклана и запросит на него денег. Например скажет, что за каждый бакланий клюв будут выплачивать охотнику 100 рублей. То есть на 25 тысяч бакланов этих рублей в общем понадобится 2,5 миллионов.

При этом стрелять бакланов даже не обязательно. Можно будет просто написать искомую цифру в отчете для контролирующих органов, а отстреляли столько или нет, того никто никогда не узнает.

Жаль, конечно, прокуратура завернула диких собак (а кошек сами не включили), ведь согласно пояснительной записке: «в области насчитывается более 1000 таких собак». А каждая собака запросто могла бы потянуть рублей на пятьсот, а то и на тысячу.

Хоть и копеечка, а все в дом. Кстати, охотничий комитет уже регулирует на территории области поголовье лис и кабанов. Думаю, что не на общественных началах, а по договорам.

Еще один момент - у депутата Кузнецова вроде бы есть рыборазводные пруды, а на этих прудах баклан его донимает. И, как сказано в обосновании за авторством специалистов местного отделения ВНИИРО: «Баклан не охотничий вид и не находится в Красной книге. Регуляция его численности возможна, но по согласованию с региональным министерством природы. Чтобы отстрел согласовать, нужна экологическая экспертиза: привлекаются специалисты, дают оценку численности, обосновывают необходимость регуляции численности. И только тогда охотникам дают квоту. Это довольно длительный и затратный (по времени, физически и материально) процесс».

Ну то есть понятно? В принципе баклана и сейчас можно регулировать, если очень нужно, но уж больно долго согласовывать. Я так понимаю, в представлении экспертов и депутатов внесение баклана в список охотничьих видов существенно упростит все согласования. Что многое говорит о комитете охотничьего хозяйства, согласитесь.

Такая вот нехитрая экология.

Статьи